?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О насилии.

Ну что, про насилие все уже написали? Все отметились? Ну давайте теперь и я напишу, можно?
Так прет меня про насилие написать, ажно в груди прям жгёт, прям жгёт, сил моих нет никаких!
Потому что почитала я топ, все эти посты про насилие, комментарии к ним и поняла: все дело в нас самих, в бабах. Ведем мы себя виктимно и сами мужиков на все провоцируем. Это давно оказывается доказано многими вумными людьми.
И позор нам, бабам, за это полагается и общественное порицание и вякать чтоб не смели! Сами виноваты. Малчать, краснеть и стыдиться. Цыц, и под лавку!

Так я вам скажу, шоб вы уже знали: таки да! Ведем. А шо делать?Шо нам, бедным барышням делать, когда такая жизнь и мужики наши сами нас на виктимность эту так и толкают, прям можно сказать кулачинами в бочины пихают их на что-нибудь спровоцировать?
Вот взять к примеру мужа. Ведь обнаглел же совсем, усата рожа! С работы приходит - жрать ему неси и чтоб непременно виктимно так, провоцирующе, а не то у него аппетит пропадает. И танец живота перед ним танцуй пока он ест, а то ему, бедняге, скучно кушать, кусок в горло не лезет.
Потом посуду собери-унеси-помой, и тоже не без провокации, всякие там прочие домашние дела поделай виктимно, ну а ближе к ночи, тут уж сам бог, как говорится, велел: а не спровоцировать ли тебе, душенька, меня на супружеский долг, а то я что-то устал сегодня. Как тут не спровоцировать, а? Все-таки муж родной, не хрен из парка.

А любовники? Те вообще страх потеряли совершенно все, как один. Требуют вещей совершенно невозможных: короткую юбку чтоб, и чулки кружевные чтоб, и белье дорогущее чтоб, и красные трусы чтоб непременно, и жосткий боевой макияж, и эпиляцию ежеминутную и столько еще всего, что хочешь не хочешь - озвереешь от собственной виктимности!
И между прочим нам во всей этой боевое сбруе домой потом идти, по дороге мужиков посторонних провоцируя.
Я тут не так давно к подруге в магазин заехала одетая виктимно. Ну как виктимно: бриджи до колен, сапоги и простой тонкий свитер. И что тут виктимного, вы скажете? А я отвечу: все. За полминуты, которые потребовались мне, что бы пройти пять метров от собственной машины до двери магазина я половину страны спровоцировала на все. Свист стоял такой, что птицы сразу улетели в дальние края, я уж не говорю о количестве непристойных предложений, весьма скоро угрожающих перейти в качество. Выводили из магазина меня под конвоем роты автоматчиков и в тройном слое паранджи. Во избежание дальнейшей провокации населения.

А о нас, женщинах, между тем никто не думает. О том, что мы тоже люди, мы может тоже насилие над мужиками регулярно хотим потому как парни виктимны не меньше, а порой даже больше, чем женщины. Тем не менее мы же как-то держим себя в руках и на провокации не поддаемся. А зря, я считаю.

Вот взять, к примеру, меня. Ну, допустим теряю я голову от мужчин в черных рубашках и в красных штанах с запахом одеколона Кензо. Провоцирует меня вот это все, в кучу собранное на отдельном взятом индивидууме, на жестокие насильственные действия. Просто крышу рвет, контроль над собой теряю и поделать  ничегошеньки не могу.
А я между прочим девка здоровая, крепкая, деревенская, коня на скаку остановлю, как нефиг делать - гемоглобин 136, фигле.
И мужичка какого-нить маленького-худенького занасилую до смерти. А при должной стимуляции моих эрогенных зон  -  и двух-трех повыше и покрепче не пожалею. А уж коли разозлить меня как следует, не дай Господь -  уууууу, я тогда цельную дивизию чернорубашечников от Кензо положу и ни одним членом не дрогну. Хоть изнасиловать, хоть ногами избить, хоть пописать-порезать могу, запросто. И не виноватая я, неподсудная, они сами меня спровоцировали, они вели себя виктимно и развязно, сами нарвались бе-бе-бе: позор им теперь, анафема и общественно-полезный труд на благо родной страны.

А муж опять же, скажете не виктимен? Еще как! Приходит, скотина, с перегаром, или духами чужими от него прет, или в помаде весь и пачка трусиков женских из всех карманов вываливается. И еще орет, главное, совсем оборзел! А я ему такая рррраз сковородкой по башке справа, ббааац чугуниной по балде слева, ногой по печени, головой по почкам, локтем в дышло, ребром ладони по шее, кулаком по спине, шоппингом по карману, и контрольный  - по совести. И ногами забить, чтоб не мучился. А? Каково? Нравится вам? А он сам во всем виноват: спровоцировал мою тонкую душевную организацию на насильственные действия против своей персоны. И кто осудит? Никто. Виктимность поведения, йопт!

А на работе? На работе вообще беспредел и одна сплошная провокация. Нет, я конечно понимаю, коллектив у нас дружный, все мы там друг другу братья и сестры, но вот когда коллега мужеского полу меня, к примеру, увиктимленную до одеревенения после пятой экстренной подряд, сажает нежно к себе на колени и своими руками заботливо кормит йогуртом с ложечки - это скажете не провокация? Да чистейшей воды! Мне может в этот момент не йогурта хочется, а засадить ему в глаз браншу пулевых щипцов, чтоб не повадно виктимничать на рабочем месте ему, собаке, было! И никаких чтоб судов, а коллеге позор, вечное осуждение и забивание камнями на главной городской площади.
Так и живем: куда ни плюнь - одни сплошные провокации, ну как тут удержаться?

Ладно, если серьезно, я одного понять не могу:  бабы и мужики ведут себя виктимно, хорошо. А дети? Дети тоже провоцируют?
Возьмем меня опять же. Девять лет мне было. Маленькая, худенькая, тощая даже, как скелет, и зашуганая донельзя собственными бабушкой и мамой. Они читали советские газеты в больших количествах: до обеда, после, а иногда и вместо, посему запугивали меня конкретно. Маньяками в основном.
Кто такие маньяки и что они с детьми делают  я особо тогда не вникала, но четко понимала одно: маньяк - это очень плохо и очень страшно. Нельзя подходить к незнакомым дяденькам, брать у них конфеты, сок и прочую гадость, отвечать на их вопросы который час на улице, заходить с незнакомыми людьми в подъезд и лифт, и прочее и прочее и прочее.
Вот такая запуганная, я пошла однажды в магазин за хлебом.  Ясным белым днем, даже, можно сказать, утром. Часов одиннадцать было. В сарафанчике такая пошла, в сандаликах и в двух косичках с голубыми бантиками. И с авоськой. До магазина добралась без приключений, а на обратном пути увязался за мной парень. Возраст парня мне трудно определить было тогда - ребенок все же, сейчас я понимаю, что было ему лет 25 примерно, вряд ли больше.

То, что он идет за мной не просто так, я поняла почти сразу, шестым каким-то чувством наверное и еще оттого, что после мамабабушкиных наставлений в каждой тени маньяка видела. До сир пор помню этот жуткий липкий ужас, ощущение тупого бессилия, нарастающую панику и отчаяние, и на фоне всего этого какое-то что ли равнодушие. Я попыталась отделаться от него, пару раз останавливалась якобы застегнуть сандалик, подобрать с земли прутик или камешек, но он просто пережидал мои жалкие уловки в сторонке и продолжал идти за мной, практически за спиной, я даже дыхание его ощущала отчетливо.
Что мне было делать? Не кричать же в самом деле на всю улицу помогите. Ничего плохого он мне не делал, не приставал, не обижал, руками не трогал, заговорить не пытался, просто мирно шел за спиной. Мало ли, может ему по пути со мной?

Так мы дошли до моего дома и я решила юркнуть в подъезд, быстренько добежать до своей квартиры - мы жили на втором этаже  -  а парень, надеялась я наивно, пусть на лифте едет. И просчиталась. Он пошел за мной по лестнице, побежал практически. Я все поняла мгновенно - на своем этаже я знала не только всех соседей, но и без исключения всех, кто к ним приходил или мог придти, как одна семья мы были потому что  -  и от ужаса чуть не задохнулась. На лестничной площадке второго этажа парень догнал меня, одной рукой крепко зажал мне рот, другой - обхватил поперек живота и стал тащить вниз по лестнице горячечно шепча в ухо: не ори, только не ори, не ори только...
Честно, не знаю, не помню, как именно мне удалось укусить его руку зажимающую мне рот, но я укусила. И немедленно заорала, завизжала даже. Он еще немного подержал меня, а потом отпустил как-то нехотя, и убежал.
Самое смешное, что мой отец, сидящий в тот момент в квартире в трех метрах от происходящего, не слышал ни звука. И вокруг не было ни души.

Так вот, в свете всей этой топовой виктимности, я, взрослая тетка, спрашиваю себя сегодня: неужели я его спровоцировала?
Возможно я вела себя чересчур развратно, возможно непристойно виляла бедрами по дороге в магазин? Или в вырез моего сарафанчика вывалилась грудь и парень не сдержался? Или сам сарафанчик был слишком прозрачен и чрезмерно обтягивал все мои прелести? Или ленточки в косичках были виктимно-голубыми? Или что?
И когда мои дети сегодня идут гулять на улицу я все думаю, не одета ли моя пятилетняя дочь уж слишком вульгарно? Не спровоцируют ли новые кроссовки моего восьмилетнего сына какого-нибудь ни в чем не повинного гражданина на насилие? Ведь сами виноваты будем, не правда ли?

И еще интересно - это правда так тяжело удержаться и не поддаваться на провокацию, какой бы виктимной она не была? Просто мимо пройти и все, что бы не обвинять потом жертву во всех смертных грехах. Трудно?
Вопрос риторический.

Comments

( 1 comment — Написать )
elenablondy
Jun. 5th, 2012 01:46 pm (UTC)
Вы правы.
Спасибо за пост.
( 1 comment — Написать )

Статистика


Анализ веб сайтов



счётчик стран

флаги стран

Праздники России
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel